Известный советский и российский писатель и поэт Вадим Шефнер (1914-2002) в 1990-е написал книгу воспоминаний «Бархатный путь. Летопись впечатлений».
Лето 1927 года семья писателя, который был тогда подростком, провела на даче в Горелово. Небольшие отрывки-впечатления о том времени

…Хоть жили мы бедновато, но всё же почти каждое лето мать вывозила сестру мою Галю и меня куда-нибудь на дачу — то в Тайцы, то в Старый Петергоф, то в Горелово. Лучше всего запомнилось мне лето 1927 года, проведенное нами в Горелове. Посёлок этот считался самым недорогим дачным местом и в то же время славился своей картошкой; там песчаная, очень подходящая для нее почва. Мы сняли две комнаты в одной большой избе. Одну комнату заняла сестра матери тетя Вера с моей кузиной Таней и кузеном Толей, в другой поселились мы. Спали все на полу. Точнее сказать — на сенниках. Эти большие холщовые мешки мы привезли из города, и здесь хозяйка дала нам сена, чтобы набить их. Теперь это Горелово — даже не пригород, а почти что часть города. Трудно поверить, что в те годы это была вполне сельская местность и что мы с Толей, взяв веревки, ходили в недальний лесок — и возвращались с вязанками хвороста. Дрова стоили дороговато, керосинкой — опять-таки из-за дороговизны керосина — пользовались не всегда; часто обед наши матери готовили на плите, которую топили принесённым нами хворостом.
Ребят в Горелове было много, и местных, и дачников. Я сдружился с группой мальчишек и девчонок моего возраста. Мы играли в лапту, в рюхи, в попа-загонялу, ходили вместе к песчаному карьеру, в лес. Среди девочек выделялась Муся-Маруся. Она была красивая […]
В том же Горелове, неподалеку от станции, был деревянный, маленький, дырявый от старости мостик, перекинутый не то через канаву, не то через ручей. Среди ребят шел слух, что под мостиком тем живут гольцы, замечательные рыбы вроде налимов, — и притом очень хитрые. Время от времени мы вдвоем или втроем шагали к тому мостику — высматривать гольцов. Иногда мы даже ложились животами на тот мостик и всматривались в воду. И всё время строили планы, каким способом будем ловить этих рыб. Одни считали — надо на удочку, другие полагали, что необходимы сети. Однако никому ни разу не удалось приметить ни одного гольца. Взрослые утверждали, что никакой живности в той канаве и быть не может, но мы продолжали верить в этот миф для несовершеннолетних.
Однажды я один направился к тому мостику, — а вдруг повезет, а вдруг увижу эту таинственную рыбу? Заодно я собирался побродить по станционной платформе в поисках билетов, которые некоторые пассажиры бросают, выходя из вагона. Пригородные билеты были тогда не бумажные, как теперь, а картонные, такие же, как для поездов дальнего следования. Среди гореловских дачных мальчишек существовало поверье, что если ты соберешь тысячу использованных билетов и сдашь в Питере в главную железнодорожную кассу, то тебе сразу выдадут бесплатный билет от Ленинграда до Ташкента и обратно, да ещё сколько-то там денег дадут на питание в дороге. Ну, в эту творимую легенду я не слишком-то верил, пребывание в детских домах дало мне некоторый жизненный опыт, которого не было у здешних ребят. Но билеты я собирал наравне со всеми — из чувства соревнования.
Когда я в тот день подошел к станции, то увидел, что у насыпи, в стороне от крытой рифленым железом платформы, стоит толпочка человек в пятнадцать-двадцать, — и все смотрят вниз. Я подошел к ним. Эти люди стояли вокруг молодой женщины. Она лежала неподвижно возле откоса, где росла трава и цветы кошачьи лапки. На туловище была наброшена старая клеенка, в двух местах прожженная утюгом; эти следы утюга выделялись очень отчетливо. Из разговоров взрослых я понял, что женщина сама бросилась под поезд, что она мертва, и что уже вызвана подвода, на которой ее отвезут в Красное Село, в больничную покойницкую.
— Катись отсюда! — строго приказал мне человек в железнодорожной фуражке. — Катись, не твоя тут забота!
Но я и не собирался стоять там. То была действительно не моя забота. Эта чужая смерть по личному желанию показалась настолько чуждой и непонятной моему уму, что душа моя обошла ее стороной. Зачем кидаться под поезд, зачем умирать, если есть на свете Муся-Маруся, если на платформе можно собирать билеты, если есть надежда, что под мостиком на самом деле прячутся гольцы?!

Из книги Вадима Шефнера «Бархатный путь. Летопись впечатлений»

 

Для того, чтобы оставить комментарий, вам нужно зарегистрироваться или авторизоваться




Image not available

Последний номер

Новости и события

Для того, чтобы оставить комментарии необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на сайте:

Последние комментарии

  • Дудергофер 5 месяцев назад
    Популяцию всё устраивает! Лишь бы не было войны и лишь бы путин еще лет 15 проводил шоу под названием "прямая линия", а гадить в кустах и в водоемах ...

    Подробнее...

     
  • Дудергофер 5 месяцев назад
    Ольга Морозова «Проект» рассказал о недвижимости семьи патриарха Кирилла на 225 миллионов рублей У семьи патриарха Кирилла нашли недвижимость на 225 ...

    Подробнее...

     
  • Дудергофер 6 месяцев назад
    Пока в кабинетах висит портрет öбнуленного независимых депутатов не будет! Терпите!

    Подробнее...

     
  • НК 7 месяцев назад
    Школа попросила поправить: Позвольте небольшую поправку: информацию на сайте школы № 276 следует искать не в разделе Новости, т.к. вследствие наполнения ...

    Подробнее...

     
  • Дудергофер 1 год назад
    Проверяльщики и контролеры требуют исполнения постановление правительства САНКТ-ПЕТЕРБУРГ А от 13 марта 2020 года N 121 Но при этом забывают об ...

    Подробнее...